Метки

, , , , ,

В одном лесу, что рос на горе, за которой всегда пряталось на ночь солнце, на опушке в норе огромной секвойи жил зайчонок. Никто из зверей уже не помнил как он попал в их лес. Помнили только, что однажды он появился ранним утром и в туманных сумерках рассвета был похож на белоснежный комочек снега, который лежал на самой вершине горы, возвышавшейся над лесом. А потому и прозвали зайчонка — Снежка. И вобщем-то, это был зайчик как зайчик, не считая цвета его шерстки ничего необычного или особенного в нем не было. Ну, может разве что очень он любил есть цветы. И почему-то именно ромашки. Он объяснял своим новым друзьям, что его шерстка такая белая именно благодаря их лепесткам.

Звери, конечно, смеялись над этой шуткой, но где-то в глубине души верили, а Оленёнок даже начал потихоньку есть ромашки, когда его никто не видел, потому что мечтал, что от них на его спинке появятся белые пятнышки.
— Вдруг это правда? — думал он, осторожно откусывая белоснежные с желтыми солнышками серединок цветы.

И вот как-то раз, когда весь лес ещё спал, оленёнок пришел на поляну, чтобы поесть ромашек. Он считал, что если есть их в самом начале дня, то шёрстка быстрее станет белой и поэтому приходил сюда каждое утро. И он уже высмотрел с какой начать, как вдруг в тиши и сонности утра услышал чей-то нежный голосок. Оленёнок стал прислушиваться, поворачивая свои тонкие, как лепестки, уши то в одну, то в другую сторону. Наконец, он уловил откуда раздаётся этот голос. Осторожно ступая по мокрой от росы траве, он пробрался на середину поляны, стараясь идти как можно бесшумнее. И вскоре чудесная картина открылась перед ним и он понял, что этот голос — это голос ромашки:

Белую ромашку солнце целовало.
И она из белой солнечною стала!
Жарким, ярким солнышком в переливах трав
Небу улыбается лепестки подняв.

— Посмотри же, Небо!
Ты теперь увидеть сможешь,
Как в тебе сияет солнце.
Ведь на него я так похожа!

— Травы что вокруг меня, они как твои просторы.
Ты ведь будто перевёрнутое вверх ногами поле!
А цветы, как птицы, среди них порхают,
От касаний ветра головками качают.

Так же осторожно, как и пришел, Оленёнок вернулся на край поляны:
— Солнечная ромашка! Была белая, а стала золотая! Чудо! Это какое-то чудо! Кому же рассказать, с кем поделиться? Мне же никто не поверит… О, Снежок! Он точно поверит! Надеюсь, он уже проснулся!
И Оленёнок помчался к нему.
— Снежка! Снежка, ты не спишь? — Оленёнок застучал копытцами по коре огромной секвойи. Но кора была мягкая, как губка, и звука не получилось. Тогда Оленёнок стал пританцовывать от нетерпения на месте и громко шептать:
— Снежок, ну, просыпайся же! Ну, выходи уже! Там на поляне чудо! Настоящее чудо!

Зайчонок сквозь сон услышал чей-то нетерпеливый шепот и очень удивился. Обычно в такую рань все спят. Только может быть летучие мыши ловят последних комаров, перед тем как повиснуть на ветвях и уснуть, но они делают это, практически, бесшумно. Он осторожно выглянул из норы:
— Оленёнок? Это ты? Что случилось, почему ты так рано проснулся?
— Наконец-то ты меня услышал! — от волнения уши Оленёнка трепетали. — Пойдём со мной! Скорее! Я покажу тебе кое-что!
— Давай выпьем по чашечке чая и потом пойдем. — предложил Снежка.
— Ой, ну что ты! Побежали прямо сейчас! Там — чудо, настоящее Чудо! На моих глазах произошло!
— А что это за чудо? — зайчонок, действительно, не мог представить, что за чудо такое могло произойти, ради которого надо бежать ни свет ни заря на поляну, не выпив сначала чашку чая из ромашек.
— Долго объяснять! Побежали! — нетерпеливо топнул копытцем Оленёнок.
— Да, никуда оно не денется, твоё чудо, давай чаю выпьем!
— Ладно, слушай! — не выдержал Оленёнок. — Там на поляне — Ромашка. Она вдруг на моих глазах заговорила с солнцем! А потом — это невероятно — она стала золотой! И сияет! Сияет, как маленькое солнце! Побежали, пока ещё темно, мы сможем найти её по сиянию. Потом солнце будет высоко и мы ни за что не различим в солнечных лучах её маленькое свечение.

Снежок от удивления потерял дар речи. Он только и мог что открыть рот, и тут же его закрыть, не найдя слов. Сон с него как рукой сняло, и накинув курточку, чтобы не намочить шёрстку в росе, он молча вышел, закрыл за собой двери и многозначительно кивнул: — Веди!
Оленёнка не надо было просить дважды, он со всех ног побежал к поляне, иногда оглядываясь — не отстал ли зайка. Но зайчик не отставал ни на шаг. Мысли в его голове проносились так же быстро как он бежал:
— Ромашка! Золотая! Говорящая! Ну, неужели такое бывает!

И вот они прибежали к поляне. Пока они добрались, солнце уже поднялось высоко и туман почти рассеялся под его лучами, и маленького ромашкового сияния видно уже не было.
— Да, правильно ты меня поторапливал, Оленёнок… — пробормотал зайчонок.
— Как же мы найдем Ромашку теперь, когда солнце так светит? — воскликнул Оленёнок, не услышав слов Снежка.
— Придумал, давай, я взберусь на тебя и сверху смогу увидеть её? — предложил зайчик.

Оленёнок кивнул и он ловко, и быстро запрыгнул к нему на спину и, держась за бархатные рожки, привстал на цыпочки. Вертя головой во все стороны он стал оглядывать поляну в поисках сияющей Ромашки.
— Ну что, видишь? — Оленёнок так хотел, чтобы зайчик увидел её своими глазами.
— Нет, пока еще нет… А, вон там, в середине поляны что-то светится! Побежали!

Оленёнок не стал ждать пока Снежка спустится на землю. Он только и сказал:
— Держись! — и осторожно, насколько это было возможно, ступая, побежал в центр поляны.
Ромашка была там. При ярком свете солнца её сияние уже было едва различимо, но лепестки её, действительно, были желтые.
— Это она! — прошептал Оленёнок, надеясь что Снежок его услышит.
Зайка увидел её сразу и теперь стоял, глядя на неё во все глаза. Ромашка почувствовала, что на неё кто-то смотрит и повернула к ним свою золотую головку:
— Здравствуйте! — сказала она и мило заулыбалась, от чего, казалось, над ней на мгновение опять появилось сияние.
— Эээээ… — Оленёнок пытался найти слова. — Яяяяяя… — но у него не очень-то вышло.
— Ононон… — хотел объяснить все зайчонок, но и у него получилось не лучше.

Ромашка, глядя на них, переливчато рассмеялась и казалось её смех тоже был золотой. И от него Оленёнку и Снежку стало как-то так легко и радостно, что они тоже стали смеяться.
— Я увидел ваше превращение утром. — наконец смог выговорить сквозь смех Оленёнок. — И побежал за Снежком, чтобы показать ему вас… Ну, чудо, которое… как вы… превратились…стали сиять…- он сбился и смущенно замолчал.
— Да, вы — настоящее чудо! — подхватил зайчонок. — Мы ещё никогда ничего подобного не встречали. Вы светитесь! И говорите! И умеете так красиво смеяться.

В ответ Ромашка засмеялась ещё заливистей и зайчонок не вытерпел:
— Скажите, Ромашка, а правда, что вы были белой раньше? Мне Оленёнок рассказал.
— Да, правда. — кивнула изящной головкой Ромашка.
— А как вы стали золотой?
— Это всё солнце. — засмеялась тихонько Ромашка. — Я стала с ним говорить, а оно возьми и поцелуй меня! Вот я и стала тоже, как маленькое солнце!

— Ромашка, — зайка начал мять от волнения своё длинное ухо. — Ромашка, скажите, а я как-нибудь могу тоже стать золотым? Ведь смотрите — я абсолютно белый, как вы были раньше! А мне так хочется светиться! Так хочется стать как вы — солнечным! Только  зайчиком! — он говорил так быстро и воодушевленно, что Ромашка залюбовалась им, и не отводила глаз даже когда он замолчал.
— Вы думаете, что это не возможно, да? Но не хотите меня расстраивать и поэтому молчите? — не выпуская из лапок ухо спросил зайка.
— Что вы! Я не знаю возможно это или нет, просто я залюбовалась вами… — и Ромашка смущенно опустила глаза. — Знаете, зайчонок, я спрошу у солнца завтра на рассвете, а вы приходите пока ещё роса не высохнет и я вам всё расскажу!
— О! Спасибо вам, добрая Ромашка! — только и смог проговорить от радости зайка, и от смущения умчался прочь.
Оленёнок, неловко кивнув Ромашке, бросился его догонять, но потерял из виду и нигде не смог найти.

Зайка бродил по лесу сам не свой. Его переполняли чувства и мысли: — Это же надо — солнечная Ромашка. Светится, сияет. Как маленькое солнце. Завтра. Завтра может быть и я стану солнечным. Буду сиять. Только бы завтра было солнце! Только бы Ромашка спросила его. Надо прийти пораньше, пока оно ещё низко над горизонтом. Потому что вдруг оно захочет и меня поцеловать, чтобы сделать золотистым. Как же так проснуться, чтобы успеть? Придумал! Я попрошу Оленёнка меня разбудить. Он ведь каждый день встает на рассвете.
Так в раздумьях незаметно прошёл целый день. Только поздно вечером зайка вернулся к себе в нору, чтобы взять фонарик и пойти к Оленёнку, но увидел его спящим на пороге. Тот проснулся от шагов зайки и сонно сказал:
— Где ты был? Я тебя весь день искал.
— Да? А я зашёл за фонариком, чтобы к тебе идти. — ответил Снежок и попросил — Оленёнок, разбуди меня завтра на рассвете! А пойдёшь со мной узнать, что ответит солнце Ромашке?
Оленёнок согласно кивнул головой и уснул.

А утром, с первыми лучами солнца, он разбудил зайчонка и они помчались на поляну к Ромашке. Зайчик в этот раз бежал быстрее Оленёнка. Он нёсся большими прыжками, далеко выставляя лапы. Его сердце трепетало и ему казалось, что это миллион бабочек порхает в его груди. Ещё издалека они увидели сияние Ромашки. Подбежав к ней Снежка выдохнул:
— Ну, что, оно ответило как мне стать солнечным?
Ромашка улыбнулась:
— Солнце сказало, что есть только один способ, чтобы ты стал золотой. Он такой же как тот, от которого ты стал таким снежно-белым!
Зайчонок в ужасе схватился за голову:
— Но ведь я не могу тебя съесть, Ромашка! Даже ради того, чтобы стать золотым и светиться! Может быть можно ещё что-то сделать? Другое? Я не стану тебя есть ни за что на свете!
— Нет-нет, не пугайся, не всю! — поспешила договорить Ромашка. — Только один лепесток. Всего лишь один! И я уже его для тебя приготовила. Вот, возьми! — и она протянула Снежке сияющий золотой лепесток.

— А как же ты, Ромашка? Ведь у тебя теперь не будет хватать одного лепестка. — спросил он и Оленёнок согласно закивал головой.
— Ну, посмотрите, разве это заметно? — и Ромашка так распушилась, что, и вправду, этого совершенно не было заметно. — И разве же лепесток может сравнится с твоим счастьем?
— А когда его есть? — успокоенно спросил зайчонок.
— Сейчас, пока солнце ещё не успело осушить росу. — ответила Ромашка.
Перед тем как съесть лепесток, Снежка спросил:
— Оленёнок, может быть ты тоже хочешь стать золотым?  Тогда мы съедим его напополам.
— Нет-нет, я не хочу быть золотым. Мне нравится быть шоколадно-коричневым, как стволы у деревьев. Разве что, конечно, я бы очень хотел, чтобы у меня появились белые пятнышке на спинке.
— А, это легко. —  сказала Ромашка. — Для этого тебе нужно только лизнуть мой лепесток, а не есть его. Но так как лепесток золотистый, то пятнышки будут не белоснежные, а кремовые.
— Я согласен! — радостно откликнулся Оленёнок.

Так они и сделали — Оленёнок лизнул лепесток, а Снежка его потом съел. И буквально сразу на спинке Оленёнка стали появляться кремовые пятнышки.
— Это так красиво! — восхитились Ромашка и зайчонок, рассматривая их.
А вот с самим зайчонком тем временем стало происходило ещё большее чудо — у него вся шёрстка постепенно становилась золотой до тех пор, пока весь он не стал совершенно золотым, и к тому же ещё очень лёгким и прыгучим. Стоило ему шевельнуть лапкой, как он тут же так высоко подпрыгивал, что врезался золотым лучом в облака.

Ромашка с Оленёнком смеялись от радости.
— Теперь ты не Снежок! Теперь ты — солнечный зайчик! — крикнула ему вдогонку Ромашка, запрокидывая голову, чтобы разглядеть зайчонка в небе.
— Тебе надо только потренироваться прыгать, а то ещё улетишь в Космос! — сказал ему Оленёнок, когда зайчик приземлился рядом с ними на поляне.
Снежка от счастья и благодарности вначале даже не знал что сказать, а потом расцеловал своих друзей и прыгнул в небо, а оттуда на листья деревьев, и опять в небо! Он решил светить тем, кому нужны были золотистое тепло и свет. И глядя ему в след Оленёнок и Ромашка видели, как то тут, то там в лесу вспыхивают золотые пятнышки света.
— А ты хотела бы уметь так прыгать, Ромашка? — спросил Оленёнок, когда даже самые маленькие пятнышки света уже не были видны.
Ромашка на мгновение задумалась, а потом серьёзно ответила:
— Нет, Оленёнок. Я люблю эту поляну и это небо, что раскинулось над головой. И солнце приходит ко мне сюда каждое утро, чтобы поцеловать и пожелать доброго дня. Я хочу расти здесь и чувствовать корнями влажную душистую землю.

Реклама