Метки

, , , , , , , ,

Никогда не знаешь где встретишь настоящего друга.
Вот так однажды пришла девочка в театр, настоящий красивый московский театр на улице Новый Арбат. А в фойе этого театра стоял старый кабинетный рояль. Сам он, когда-то глянцево-чёрный,  был теперь весь в кракелюрных трещинах от времени, ножки у него были золотые и надпись, золотым же, «Эстония» красовалась над крышкой, которая закрывала потёртые клавиши. Пыли на нём было так много, что хоть узоры рисуй. К нему последнее время редко кто подходил, а так чтоб уж сесть и поиграть! Поэтому и пыль… Эх, как скучал рояль за теми временами, когда посетители театра смело усаживались за него и касались теплыми кончиками пальцев его клавиш! Ему казалось в те моменты, что он сам становился тёплым от счастья…

Так вот, девочка эта, трудно поверить, но, как в давние времена за которым он так вздыхал, войдя в гулкое фойе и увидев его, восторженно вскрикнула:
— Какой яяль!
И опрометью побежав к нему через весь зал, подняла крышку и положила на клавиши тёплые ладошки.
— Дууууу…! — довольно пробасил рояль. — Дудуду! — по нему от счастья побежали мурашки, и он прикрыл глаза.

— Ты зачем это сюда села? Кто тебе разрешал? Поломаешь ещё! Пойдем, уже второй звонок прозвенел, а нам надо успеть найти свои места до третьего звонка. — раздался над ним резкий женский голос.
Тёплые прикосновения исчезли, а вместо них по клавишам прокатился прохладный ветерок от закрывающейся крышки.
— Дууууу! — обиженно прогудел рояль и стал представлять, что вот, совсем скоро, девочка опять вернётся к нему и он снова почувствует её теплые ладошки, и весь оживёт, и затрепещут все его струны и молоточки… — Дудуду… — прогудел он, замечтавшись.

Вдруг большие двери в другом конце фойе отворились и из зала, в котором шёл спектакль, в фойе прокралась та самая девочка. Вместе с ней в него хотели влететь звуки оркестра и голоса актеров, но она захлопнула дверь так быстро, что они не успели пробраться. В фойе на мгновение опять стало безлюдно и тихо. А потом…
— Яяль! — радостно выдохнула девочка и со всех ног побежала к нему. Подняла крышку и стала маленькими пухленькими пальчиками нажимать на клавиши и слушать. Рояль, как большое чёрное животное, которое чешут за ухом, довольно урчал на все лады.

— Ах вот ты где?! Спектакль уже закончился, а я не могу тебя найти! Пойдём домой. Ты почему сбежала? — тот же резкий женский голос и прохладный ветерок на клавишах от резко опустившейся крышки.
Кто-то взял девочку за руку и она, едва поспевая за широкими шагами, посеменила к выходу, упираясь.
— Решено! — прогудел рояль и тихонько покатился следом. — Хорошо, что я разминал колёсики каждое утро, — радовался он. — могу вот теперь тихонько красться.
Девочка оглянулась. Он мгновенно застыл как будто ни в чём не бывало посреди фойе.
— Мамочка, а яяль хочет с нами! — воскликнула девочка, попытавшись высвободить руку.
— Не придумывай, Люся! Пошли домой!
— Фууух! Пронесло! — подумал рояль и осторожно спустился за ними по ступенькам.

Труднее всего было протиснуться в двери на выходе из театра, но ему и это удалось, и он продолжал настойчиво катиться за Люсей и её мамой.
— Кар-р-раул! Ррррояль! — неожиданно прокаркала испуганная ворона, на которую он чуть было не наехал.
— Ду-дууум! Простите, темно-о-о… — пробасил рояль. — Не заме-е-тил. У вас такое темное платье. Простите…
Но испуганная ворона уже улетела и не слышала его извинений.

Так он и докатил до парадного того дома, в котором жила Люся и её мама. Притаившись в тени он дождался пока они войдут, а потом вкатился за ними следом и успел увидеть горящую в их пассажирском лифте кнопку с цифрой восемь.
— Поеду на грузовом. — решил рояль. — Мало ли, вдруг маленький пассажирский сломается, тогда Люся может испугаться «от чего же лифт не едет?».
Трудно было дотянуться крышкой до кнопки, а нажать ещё труднее! Но вот, рояль уже потихоньку выкатился из лифта. Мама Люси как раз вставила ключ в замочную скважину, а Люся держала в руках мамину сумочку.

— Как же мне незаметно пробраться с ними в квартиру? Может выкатиться и сказать «Я люблю вашу Люсю! Можно я буду у вас жить?» — рояль от волнения задрожал. — А вдруг её мама строгая и не разрешит?… О, спрячусь Люсе под юбочку!
Так они и вошли в квартиру втроем, и рояль остался при этом незамеченным. А потом, когда все улеглись спать, он проехал по всей квартире и нашел Люсину комнату. Прислонился к стене и, залюбовавшись девочкой, уснул, радостно и счастливо улыбаясь.

Проснулся он от того же резкого женского голоса:
— Миша, ты зачем притащил в квартиру рояль?! Я же тебя просила! У нас и так мало места!
У рояля тут же закололо где-то внутри от такого неожиданного крика, но стараясь не замечать этого, он стал высматривать где же его любимая Люся? И всё никак не мог её найти. А потом почувствовал как ему почему-то щекотно в живот.
— Ах, вот ты куда забралась, Люсенька! Вылезай из под рояля, милая. Ему же, наверное, щекотно от твоих кудряшек! — услышал рояль низкий мужской голос. — Не плачь, не плачь, родная, он останется жить с нами хотя, видит Бог, я не знаю как он сюда попал!
И рояль почувствовал тёплые и мокрые капли на своей крышке и как маленькие тёплые ладошки погладили его старый потрескавшийся бок. И он тоже заплакал от счастья:
— Дуууууу…

8 апреля 2016

Реклама