На кануне восьмого марта в поезде метро на полу посреди вагона сидел, привалившись к сидению, пьяный парень. Обычный парень, не бомж, в очень неудобной позе — ноги вывернуты, видимо потерял контроль и сполз с сидения.
Через пару станций он сумел распрямить запутавшиеся ноги и лег на пол в позе эмбриона. И лежал он так уютно, как иногда лежат непонятно каким образом забредшие в метро, большие бездомные собаки. Люди от него шарахались и обходили — Фу, пьяный какой! Валяется!
На очередной станции поезд стал притормаживать и нему быстро подошел стоявший неподалёку молодой человек — дорого и красиво одетый (якут, казах(?)). Он схватил его за верхнюю одежду и решительно подтащил к тем дверям, которые не открываются на станциях. Привалил пьяного к ним так, чтобы он оставался в сидячем положении, поправил ноги, чтобы держались согнутыми. Но пьяный парень, окончательно потеряв контроль на телом, стал опять «расползаться» по полу. Молодой человек опять усадил его, но уже так, чтобы он точно «держался» в сидячей позе и, отряхнув руки, вышел на станции.
… В этом было Уважение. Трудно передать словами. Но он сделал это с таким уважением, будто бы сказал: «Это — человек! Не бездомный пес, нет, это че-ло-век. Такой как я, такой как мы.»

Реклама